Жестокость? Нет, реальность.

съешь или тебя съедят в нашем безразличном обществе это норма

С древних времен люди и звери живут по одному принципу «Сожри или Сожрут тебя»

Когда человек, его права и жизнь стали защищены законом. Когда одни люди не имеют права эксплуатировать других по закону. Когда любой субъект теперь может бороться за какие-то там,свои,чужие,детские,гендерные,ЛГБТшные ущемленные права в нашем демократичном обществе. Это социальная практика развития буржуазных отношений в Европе трансформировала гуманизм в индивидуализм, позволяющий любому человеку выступать с апологией своего права на удовлетворение, прежде всего своих личных потребностей. И раз это не считается феодальным, эгоистичным гнетом. Мы вроде бы пришли к той долгожданной эпохе всеобщего Гуманизма.

Однако, миряне как жили по инстинктивным понятиям, так и живут. Съешь или тебя съедят в нашем безразличном обществе это норма.  И все эти гуманные речи, все это пафос берущий начало в эпоху Ренессанса. Тогда в условиях развития высокого искусства среди чрезвычайного пренебрежения к отдельным сословиям людей, родилась идея убежденности в высоком достоинстве каждого человеческого существа. Философы гуманисты проявляли интерес к внешней и внутренней жизни, естественных прав на всестороннее развитие любого индивидуума. Глядя сейчас на услужливую Европу, которая так человеколюбиво встретила беженцев и терпит погромы. Дж. Пико дела Мирандола или Лоренцо Валла (новаторы идеи гуманизма) рвали бы на себе волосы…Но речь не об этом…

Люди продолжают идти по головам. Что такое карьера? Для многих это цель жизни. Да, как в средневековье ради «карьеры» кровь больше не льется, да и кинжалы не сверкают в спинах побежденных. В наше время бьют безразличием и враньем, корыстью и вечным поиском наживы. Как только переступаешь порог из детства, во взрослую жизнь начинается голодная игра. Учись-Работай-Женись-Умри.

Это хорошо выражает цитата ниже:

Они вечно торопятся на работу, — я видел их тысячи, с завтраком в кармане, они бегут как сумасшедшие, думая только о том, как бы попасть на поезд, в страхе, что их уволят, если они опоздают. Работают они, не вникая в дело; потом торопятся домой, боясь опоздать к обеду; вечером сидят дома, опасаясь ходить по глухим улицам; спят с жёнами, на которых женились не по любви, а потому, что у тех были деньжонки и они надеялись обеспечить своё жалкое существование. Жизнь их застрахована от несчастных случаев. А по воскресеньям они боятся погубить свою душу. Как будто ад создан для кроликов!

[Герберт Уэллс «Война миров», 1897]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

CAPTCHA image
*